Дельфин — о новом альбоме, глобальном космосе и созидательной любви

«Если люди — бриллианты, и наши грани шлифует время, то одну из моих готовых я повернул к свету»

Дельфин — о новом альбоме, глобальном космосе и созидательной любви

Один из главных релизов этого марта — новый полноформатный альбом Дельфина «Прощай, оружие», название которого отсылает к одноимённому роману лауреата Нобелевской премии по литературе Эрнеста Хемингуэя. Перед масштабными презентациями в столицах (7 апреля в московском VK Stadium и 22 апреля в петербургском клубе Sound) мы поговорили с Андреем о недавно вышедшей пластинке и других прекрасных вещах. 

 
— «Прощай, оружие» вполне может претендовать на звание самого поэтичного альбома Дельфина, в чём-то даже альбома-терапии. Насколько верно так думать?

— Если это верно для вас, значит, так оно и есть на самом деле. Кто-то другой услышит в этой пластинке нечто иное, и это тоже будет верным. Мы все смотрим на одни и те же картины и воспринимаем их по-разному. Делимся друг с другом своими впечатлениями, обсуждаем, спорим. В конце концов, нам есть о чём поговорить! Здесь тоже.

 
— В ваших новых треках я бы выделил две темы — космос и любовь. Кажется, вы никогда не размышляли о созидательном и глобальном настолько основательно. 

— Трек «GN-z11» — единственный на новой пластинке, который повествует историю любви в космосе. Для справки: «GN-z11» — одна из самых удалённых галактик, открытых на сегодняшний момент.

О «созидательном и глобальном»: вы имеете в виду, что любовь созидательна, а космос глобален? Да, космос действительно глобален. Любовь так же созидательна, как и разрушительна. И, боюсь, что по своей глобальности превосходит космос.

 
— Не могу не заметить, как изменилось ваше видение любви: от того, что «в белой фате со злобным оскалом по свету рыщет», к чему-то абстрактному и ослепительно светлому. Замечаете ли вы эту перемену и с чем главным образом она для вас связана?

— Чистота и ослепительность связана с пришедшим пониманием. А та, что «в белой фате со злобным оскалом….» — это быт, страсть, страх. И всё, что из этого вытекает.

 
— Расскажите про музыкальные референсы пластинки. Я здесь слышу минималистичную электронику Depeche Mode, но я её, правды ради, везде слышу.

— Референс — пугающее меня слово. Все всегда и везде просят какие-то референсы. И все их присылают. Всегда что-то чужое, никогда своё. И потом не делают ничего из того, что было в референсе. Иногда бывает, что человек талантливее обстоятельств, делает просто лучше. Бывает, но крайне редко. Я стараюсь делать лучше.

 
— Лаконичная обложка альбома — фотография влюблённой пары авторства Грейс Робертсон — соседствует с экранизациями синглов «Прекрасно» и «GN-z11» в духе MTV или кайдзю. Почему вы решили сочетать в одном релизе настолько разные визуальные решения?

— Пара на этой прекрасной фотографии думает о хорошем. Они улыбаются треку «Прекрасно» и смеются над «GN-z11». Они отрешены от бессмысленной тяжести настоящего. Они заняты только друг другом. 

 
— Многие заметили, что вы стали чаще улыбаться. Непривычно! А что нового и необычного для себя вы сделали на альбоме «Прощай, оружие»?

— Я не делал ничего для себя нового. Если люди — бриллианты, и наши грани шлифует время, то одну из моих готовых я повернул к свету.

 
— Это ваша 12-ая полноформатная работа, и это только если говорить исключительно о Дельфине. Смогли ли вы донести до слушателя то, что хотели?

— Тот, кто имеет желание понять, не встретит на этой записи никаких ребусов. Всё  просто. Единственное, что надо учитывать, так это то, что смысл иногда сильно отличается от впечатления. 

 
— В пресс-релизе альбома сказано, что «жизнь каждого — значима», но «жизнь человечества — бессмысленна». Почему значимость, увеличиваясь до масштабов человечества, теряется?

— Подумайте об этом. 

 
Когда в последний раз вы думали о чём-либо: «Это прекрасно»?

— На днях видел радугу. В марте это редкость.

 
Беседовал Владимир Наумов