«Так иногда RHCP делают, чем мы хуже?»: интервью с группой «ГАФТ»

Участники петербургского инди-рок-трио — о коллегах по музыкальному цеху, травмах, своём «племени» и любимой литературе

«Так иногда RHCP делают, чем мы хуже?»: интервью с группой «ГАФТ»«Так иногда RHCP делают, чем мы хуже?»: интервью с группой «ГАФТ»

Ещё одна пятница — ещё один выпуск Студии МТС Live. На этой раз героями нашего музыкального проекта стали неутомимые инди-рокеры «ГАФТ». Посмотреть очередной эпизод Студии можно на YouTube-канале МТС Live и в нашем паблике в VK. Мы поговорили с артистами о казусах во время выступлений и неиссякаемом источнике энергии коллектива, а они, в свою очередь, попытались сами взять интервью у нашего автора.  


— В феврале группа «ГАФТ» отметила десятилетний юбилей. Дата, если честно, глобальная. Как вы ощущаете себя спустя столько лет музыкальной деятельности?

Иван Хохлов (гитара) — Кошмарно и очень стыдно! Тысячу раз уже поменяли звук, ну кто так делает?
Да нет, я, конечно, шучу. Всё классно. Но мы только года 3-4 назад окончательно врубились в то, что и как нужно делать. До этого приходилось часто работать по наитию. 

— Когда вы пишете песни, вы чаще идёте от музыки или от текстов?

Николай Яковлев (вокал) — Одно стыкуется с другим. Обычно это происходит так: у меня рождается какая-то цельная идея по словам, содержанию и мелодии, а у Вани уже есть на это дело какая-то музыка. Очень радует, когда происходит синергия, и наши находки удачно складываются. 

— Вы относите себя к инди-артистам или к какой-нибудь другой тусовке?

И.Х.: Мне кажется, нас сложно так просто взять и записать куда-то. Мы не совсем электроника, не совсем рок-музыка, не совсем инди и не совсем рэп. 

Н.Я.: Я вот года три назад узнал, что у нас есть такая классная инди-сцена и мы, оказывается, её часть. Все наши любимые инди-группы мы собрали на сингле «Всё равно нулю» (записан при участии таких коллективов и артистов, как «свидание» «Комсомольск», Наша Таня, Монти Механик, lurmish, Яшникова, E-SEX-T и Гребенщик — прим. авт.).

И.Х.: Нет, ну там не все.

Н.Я.: Но многие.

Может быть интересно:

— Давайте как раз немного поговорим об этой коллаборации. Как возникла её идея?

Н.Я.: Год назад мы с Екатериной Яшниковой играли благотворительный концерт в маленьком пригороде Петербурга, в Вырице. Там мы приняли решение, что ровно через год, 4 февраля, мы снова сделаем что-нибудь хорошее. Потом кому-то писали менеджер и лейбл, кого-то я зазвал, и собралась эта вещь. Мне кажется, что всё как-то очень красиво и хорошо во всех смыслах смонтировалось. Получилось что-то общее, принадлежащее каждому из нас в равной степени. 

— По-моему, трек «Всё равно нулю» очень созвучен всем музыкантам, участвовавшим в его записи. 

Н.Я.: Вот мы решили их взять к себе, понимаешь? Не встраиваться в тусовку, а позвать их в нашу.

— Вопрос про New/Open Showcase. Что там такое у вас случилось? (Во время выступления у группы отказала техника и пропал звук — прим.авт.)

(Все нервно смеются)

Н.Я.: Слушай, ну, во-первых, нередко самый мощный опыт нам дают наши же ошибки. А во-вторых — я люблю прыгать на концертах. И в тот раз я прыгнул так, что обесточилось всё питание. Вылетела подложка и гитара, остались только барабаны и голос. Так что мы решили сыграть заново. Так иногда RHCP делают, чем мы хуже?

И.Х.: А потом у меня струна лопнула.

Н.Я.: А потом у Вани лопнула струна.

И.Х.: Вот если спрашивать, какой у меня девиз по жизни, то я отвечу: «Никогда не говори, что хуже быть уже не может». Сломался комп — не вопрос, всё слетело — тоже. На видео видно, как я заново программирую весь сетап прямо во время нашего выступления. Потом я допрограммировал, и радостный такой бью по струне, после чего она, конечно же, лопается. Только первая песня, у нас на всё про всё 15 минут. Осознав это, я понял, что меня ждёт самый кошмарный концерт в моей жизни. В принципе, так и получилось. Я потом пять дней сидел дома и смотрел аниме.

Может быть интересно:
  • В нашем большом интервью Антон Токарев, восходящая поп-звезда и автор нашумевшего трека «Седьмой лепесток», делится своими предпочтениями в японской анимации.

— Но при этом вы же победили.

Н.Я.: Мы получили запись на Студии МТС Live, и это для нас чуть ли не мощнее, чем грант. 

— Мы красиво монтируем.

Н.Я.: Знаешь, всё сложилось даже лучше, чем я мечтал. Я думал, что при лучшем исходе у нас будет грант, и нам придётся самим всё разруливать. А тут за нас уже всё сделано.

— Давай ещё немного поговорим про прыжки и вырывание проводов. Откуда берётся энергия для всех этих подрывных действий?

И.Х. (Коле): Я, кстати, вспомнил — ты мне в декабре, когда мы играли в Петербурге, свернул комп. В Москве ты упал со сцены и сломал себе спину. Ну ладно, не сломал.

Н.Я.: Но гематомы до сих пор остались!

И.Х.: Мы играли в Punk Fiction.

— Место силы. 

И.Х.: Да-да. Колян там шлёпнулся прямо на железную рампу. 

(Коля издаёт громкий и радостный звук, с которым он, вероятно, упал на рампу)

И.Х.: Ты вроде спрашивал про энергию, а мы начали говорить про травмы.

Н.Я.: Мы ещё относительно недавно снимали лайв. Во время его записи я улетел в барабаны Игоряна.

И.Х.: И своротил всю установку. Коля пел и одновременно выставлял заново микрофоны для барабанов. 

Н.Я.: Мне кажется, все эти силы берутся из дружбы и поддержки. Вся сила — она в людях, в человечном обмене от сердца к сердцу. Вот это, по-моему, даёт самую большую опору. Всё правильно говорю?

И.Х.: Ты всегда дело говоришь.

Н.Я.: А на концерте ведь как — в нём участвует весь зал. Весь зал работает сообща, в сотворчестве. Я не знаю, как можно видеть это и реагировать по-другому. Мы делимся друг с другом энергией, от которой вместе можно плясать полтора часа и совсем не устать. 

— Ещё немного о людях. Не мог не обратить внимание на то, насколько вы дружелюбны и открыты в общении со своими подписчиками и поклонниками. У вас изначально была такая тактика, и вы её придерживались?

Н.Я.: Я как-то понял однажды, что важно не завоевать расположение всего мира, а найти своих людей. И никто за тебя, за твой коллектив этого не сделает. Я понял, что если я не буду ухаживать за этим нашим племенем, то не будет и племени, а значит, и группы не будет. Наша музыка не «в себе» и не для себя, она в первую очередь для людей. А посты в соцсетях — это просто продолжение разговора со слушателями. Музыка — это же тоже в некотором роде разговор. 

Я просто болтун. Всю свою жизнь любил писать огромные письма. Теперь это продолжается в комментариях.

— Кстати о буковках. Вы любите почитать?

И.Х.: Я в последнее время нон-стопом читаю Германа Гессе. Как он тебе?

— Честно? Не получается с ним.

И.Х.: Хорошо. А Томас Манн?

— Прекрасен.

И.Х.: Серьёзно? Один же вырос из другого!

— Я в основном по русской классике, Вань.

И.Х.: Тогда тебе надо в Петербург. На какую-нибудь Владимирскую.

Н.Я.: Ходить по подворотням.

— Начали интервьюировать меня. 

Н.Я.: Между прочим, из «Степного волка» выросла идея коллаборации «Всё равно нулю». Там есть момент, где герой и проводник видят, как где-то по облакам идут гении прошлого и смеются. Ну я и подумал — зачем мне гении прошлого, если я могу взять гениев настоящего? 

«Степной волк» в МТС Библиотеке


И.Х.: Вот «Улисс» кошмарный.

— «Улисс» замечательный, если не лучший вообще.

И.Х.: Ну вот что с тобой не так? Я несколько раз пытался, но это всё какой-то безумный поток сознания.

«Улисс» в МТС Библиотеке


Н.Я.: Нам просто необходимо собраться на этом же месте через год и обсудить наши литературные утехи.

 

Беседовал: Владимир Наумов

Покупайте билеты через приложение – это выгодно и удобно
А для посетителей концертов удобные сервисы: маски и AR, навигация, заказ из бара и другое
На сайте используются cookies. Продолжая использовать сайт, вы принимаете пользовательское соглашение
ОK