Эксцентричные художники. Ай Вэйвэй

Рассказываем о скандально известном художнике, который занял первое место в рейтинге «Ста самых влиятельных персон арт-мира» в 2011 году по версии международного журнала Art Review после того, как оказался в китайской тюрьме

Эксцентричные художники. Ай Вэйвэй

До известности

Детство Вэйвэя прошло в отдалённой провинции, куда его семью сослали на трудовое перевоспитание как политических диссидентов. После смерти Мао Цзэдуна в стране началась культурная оттепель, и семья Вэйвэя смогла вернуться в Пекин. Но как только Китай открыл границы, Вэйвэй оказался в числе первых, кто решил попытать удачу за пределами страны. В 1981 году он уехал в США.

Ай Вэйвэй жил в Нью-Йорке, учился в школе дизайна, подрабатывал уличным художником, участвовал в митингах, демонстрациях и голодовках. Источником дохода стало казино — Вэйвэй был профессиональным игроком. В США он прожил 12 лет. Всё это время художник усердно работал, но свой почерк найти так и не смог. 


Ай Вэйвэй уничтожает китайский антиквариат

Художник возвращается в Китай и начинает работать с элементами традиционной китайской культуры. Проникшись в Америке идеями Энди Уорхола, Вэйвэй превращает китайский антиквариат в объекты поп-арта. Он раскрашивает старинные керамические горшки автомобильной краской. Той, которой покрывают автомобили Мерседес и БМВ, — современные символы престижа и успеха. Так Вэйвэй представляет зрителю объект актуального искусства массового производства.

Художник вспоминает лозунг Мао «Разрушим старый мир и построим новый». Вэйвэй демонстрирует, что смена политического курса не принесла ничего нового. Традиции Китая меняются под влиянием Запада, и прошлое разрушается уже мировой культурой. Видит ли он в этом плохое?

Когда Вэйвэй уничтожает древние горшки, то говорит: «Я люблю культуру, но я хочу выйти за её рамки. Мне нужно нечто новое».

Ещё на одной антикварной вазе художник рисует логотип Coca-Cola. И даёт интервью:

— Вы сами её разрисовали?
— Да, сам.
— Считали ли вы, что таким образом уничтожаете вазу эпохи неолита?
— Нет.
— Считали ли вы, что создаёте важное произведение искусства?
— Нет…

(с 8:40 по 9:06)

Потом Вэйвэй разбивает старинную вазу династии Хань и фотодокументирует процесс: вот ваза у него в руках, вот он беспомощно разводит руками, а ваза летит вниз, вот мы видим брызги осколков. По его словам, цель уничтожения антикварных ценностей — привлечь внимание к тому факту, что подобное разрушение происходит ежедневно у нас под носом.


Мировая известность

Вэйвэй привлекает внимание западного мира во время Олимпийских игр 2008 года в Пекине. Он участвовал в проектировании главного стадиона Олимпиады «Птичье гнездо», но демонстративно бойкотировал церемонию его открытия.

Протестуя против нарушения прав человека в Китае, Ай Вэйвэй написал в своём блоге: «Я за Олимпиаду, но не за такую. Всё это сплошь притворные улыбки для иностранцев и партийная пропаганда в чистом виде».

Заявление произвело фурор на Западе. Вэйвэй стал первым человеком в коммунистическом Китае, который публично поставил под сомнение идею Олимпийских игр. После этого инцидента он понял, что большее внимание привлекают именно политические акции. Теперь в основе его творчества всегда будет лежать политический комментарий.


Война с системой

В том же году произошло Сычуаньское землетрясение. Недобросовестно построенные здания школ рухнули при первых толчках, забрав тысячи детских жизней. Эту трагедию китайское правительство попыталось замолчать. Тогда Ай Вэйвэй собирает команду волонтёров, которые в шутку называют себя «айфанами», и начинает объезжать регионы, пострадавшие от землетрясения. Команда составляет списки погибших детей и публикует информацию в интернете. Правительство пытается противодействовать активистам, Вэйвэя задерживает и избивает полиция. У него кровоизлияние в мозг, потребовалось хирургическое вмешательство. Больничные фотографии художник тоже выкладывает в сеть, делая из этого перформанс.

Вэйвэй создаёт инсталляцию из разноцветных школьных рюкзаков на фасаде мюнхенского Дома искусств. Рюкзаки образуют фразу: «Она счастливо прожила в этом мире семь лет». Это слова родителей девочки, погибшей при землетрясении.

К годовщине трагедии Вэйвэй устраивает новую акцию. Он просит людей произнести вслух одно из имён погибших и записать свой голос. Собранные записи художник выкладывает в блоге.

2008 год стал переломным для Ай Вэйвэя. Он противопоставил себя системе, лишившись таким образом шанса творчески продвигаться в Китае. Но его деятельность вызвала живой отклик на Западе. 

Вэйвэй сравнивает себя с шахматистом: «Противник делает ход — я делаю ход, я жду, как пойдёт противник». 

Эту игру он превратил в свой художественный метод: провокация системы — реакция системы — превращение события в арт-объект.

Власти Шанхая отдают приказ снести только что построенную студию художника, поскольку на строительство не было официального разрешения. За день до сноса Вэйвэй организует у здания вечеринку, на которой люди угощаются блюдами из речных крабов. В это заложен особый смысл. В китайском языке «краб» звучит так же, как «гармония» — слово, которое партийная система использует в качестве рабочей идеологии. Китайцы в шутку называют пострадавших от системы «гармонизированными». Вечеринка превращается в очередной перформанс.

Впоследствии художник изготавливает фарфоровых крабов и устраивает новую выставку, призванную обратить внимание зрителя на «гармонию», царящую в современном Китае. Сам процесс сноса здания Вэйвэй тоже снимает и демонстрирует в интернете. В дальнейшем обломки студии станут частью экспозиции на европейских выставках.


100 миллионов фарфоровых семечек

Ещё один проект художника — выставка «Семена подсолнечника» в лондонской галерее Тейт Модерн в 2010 году, для которой было изготовлено 100 млн фарфоровых семян подсолнечника в натуральную величину. Семечки окрашивались вручную. На производство ушло 2.5 года, задействовано было 1600 рабочих. Инсталляция представляла собой семена, рассыпанные по полу сплошным ковром, по которому разрешалось ходить.

Этому проекту приписывают несколько концепций. Одна из них — ассоциация с Мао и его приверженцами. Мао — как солнце, за которым поворачиваются подсолнухи, куда бы он ни шёл. Это образ правительства и управляемого народа в Китае. Далее концепция продолжает развиваться и обрастать новыми смыслами. Следующий смысл — это дань основному источнику пропитания для миллионов голодающих крестьян, которым были семена подсолнечника. Ещё один — как проблема использования китайской рабочей силы.

Такой массовый способ производства произведений искусства роднит Вэйвэя с западными звёздами поп-арта, при этом демонстрирует некоторую его вторичность, что коррелирует с представлением о Китае как о стране подделок. Сам Вэйвэй охотно эксплуатирует этот образ — свою компанию он назвал Fake Cultural Development.


Исчезновение Ай Вэйвэя

В 2011 году Вэйвэй обвиняет китайские власти в политических репрессиях — художник готовится к следующему перформансу. Он заключает договоры с европейскими галереями и обеспечивает им оборотный фонд своих работ. И возвращается в Китай. 

При этом в блоге появляется сообщение: «Что они могут со мной сделать? Кроме как депортировать, похитить, упрятать в тюрьму или сделать так, чтобы я просто исчез». 

После чего художника арестовывают, и он исчезает.

Никто не знает, где он. С требованием вернуть Ай Вэйвэя выступают знаменитости арт-мира, на улицах городов Китая и Европы проходят демонстрации. Даже власти США требуют от Китая немедленного освобождения художника-диссидента. Правительство Китая официально объявляет причину ареста как уклонение от налогов в 2,4 млн долларов. Вэйвэй знал об этих обвинениях, но вернулся в Китай с очередной провокацией, которая удалась — он оказывается в тюрьме.

Протест заявляют Музей Гуггенхайма, нью-йоркский MoMA, Фонд Энди Уорхола и Фонд Роберта Раушенберга. Дэмьен Херст, самый богатый художник в мире, и Аниш Капур, британско-индийский скульптор, член Королевской Академии художеств, присоединяются к протестам. В мировых столицах проходят акции — люди приходят к посольствам Китая и молча сидят перед ними в течение часа. В Гонконге народ выходит на митинг с лозунгом: «Если даже Вэйвэй пропал — это может ждать каждого. Отпустите Вэйвэя!». Эпатажный художник превратился в национального героя.

Находясь в заключении, Ай Вэйвэй удостоился регалий:

  • титула почётного академика в Королевской Академии художеств Великобритании, Академии художеств в Берлине и Шведской королевской Академии искусств;
  • степени почётного доктора изящных искусств в Колледже искусств Института Мэриленда в Балтиморе;
  • звания профессора в Берлинском университете искусств;
  • первого места в рейтинге «Сто самых влиятельных персон арт-мира» лондонского журнала Art Review;
  • звания «Человека года» по версии журнала Time;
  • премии в области искусства от Wall Street Journal Innovators;
  • премии «За отвагу» от Фонда прав человека Бьянки Джаггер;
  • Медали Скоухегана за междисциплинарное искусство.


Последствия

В период тюремного заключения работы художника активно раскупались, и цены на них росли. Но Вэйвэй оставался в тюрьме всего 81 день. Международная реакция оказалась настолько сильной, что этого никто не ожидал. Ни сам Вэйвэй, ни китайское правительство, которое было вынуждено выпустить художника как «признавшего вину». После чего работы Вэйвэя практически перестали продаваться, и цена на них стала падать. Рынок оказался перенасыщен в момент ажиотажа.

Художника, который сделал себе имя на том, что сидит в тюрьме, с меньшей охотой покупают, когда он на свободе. Нахождение в тюрьме предполагает, что количество его работ будет ограничено. Вероятно, новые уже не появятся никогда. Воображаемый дефицит вызвал переоценённость его искусства и последующий обвал арт-рынка. Никто не надеялся, что для Ай Вэйвэя эта история завершится благополучно.


В наши дни

В 2014 году Ай Вэйвэй продолжил концепцию «Семян подсолнечника» в проекте «Железная трава». Мириады миниатюрных элементов, таких как семечки или травинки, имеют аналогии с миллионами людей, что все вместе становятся силой, с которой приходится считаться. Образ хрупкой травы, вновь поднимающейся после того, как на неё наступили — это новое послание Вэйвэя правительству.

Последние работы Вэйвэя посвящены мировому кризису беженцев. В 2017 году художник дебютировал с этой темой в кино. Он снял документальный фильм «Человеческий поток» о проблемах миграции и представил его на Венецианском кинофестивале. Фильм от художника был встречен прохладно. Отсняв очень интересный документальный материал на территории 23-х стран, Вэйвэй не предложил оригинальной трактовки всем известной проблемы. Он опирался на факты собственной биографии, отождествляя себя с беженцами, потерявшими дом, но так и не сумел экстраполировать собственное ощущение остроты социальных вопросов с родного Китая на весь мир.

Что ещё почитать на МТС Live

 

Автор: Елена Сорока

Покупайте билеты через приложение – это выгодно и удобно
А для посетителей концертов удобные сервисы: маски и AR, навигация, заказ из бара и другое
bannermts
На сайте используются cookies. Продолжая использовать сайт, вы принимаете пользовательское соглашение
ОK