MTC LIVE

Портал в новое измерение городской среды: AR-спектакль Urban.Moskva

Что общего у стрит-арта, рэпа и поэзии Серебряного века? Как новейшие технологии дополняют уличное искусство? Свободен ли современный уличный художник в самовыражении и возможно ли победить в борьбе со временем и конформизмом? Разбираемся вместе со стрит-артистами и создателями нового проекта, разработанного в коллаборации MTC Live, Human Creative Production и Immerse LAB

loading...

Как и где смотреть спектакль Urban.Moskva

Диджитал-спектакль доступен в смартфоне в приложении МТС Live вне зависимости от того, каким российским мобильным оператором вы пользуетесь. Urban.Moskva можно смотреть из любой точки мира, на улице или дома, главное — наличие свободного пространства вокруг. При просмотре в общественном месте нужно не забывать смотреть под ноги и по сторонам, чтобы случайно не причинить вред себе или окружающим.

Скачать приложение


Для погружения в спектакль с элементами дополненной реальности потребуются заряженный смартфон, наушники и 20 минут свободного времени. В приложение встроена городская карта, на которой отмечены все арт-объекты, представленные в спектакле. Это позволяет увидеть фото реальных произведений и узнать адрес физического размещения работ, чтобы при желании посетить эти места.

«Технология AR развивается стремительно, и концепт-художник должен быть в курсе всех новых разработок, но при этом находить баланс и создавать мобильный опыт, доступный широкому кругу пользователей, а не только владельцам новейших смартфонов», — 
Азиза Кадыри, концепт-артистка проекта.

Приложение содержит подробную инструкцию по взаимодействию с дополненной реальностью в спектакле. Набор простых подсказок поможет легко открыть виртуальный портал даже тем, кто ранее никогда не сталкивался с AR-технологиями. Всё, что потребуется от зрителя — нажать на экране на кнопку со значком дополненной реальности, навести камеру на пол и выбрать место для открытия портала. 

«У искусства и технологий есть сходство: они отражают наше прошлое, определяют настоящее, выстраивают будущее. Источник их вдохновения — нематериальный, эфемерный, воображаемый мир.Практическое применение виртуальных технологий приближает шедевры к аудитории, а если говорить о духовном влиянии на бытие, то, вероятно, синергия искусства и технологий призвана размыть грань между человеком и машиной, привести творцов из этих сфер к новым формам неортодоксального творчества и способам самовыражения», —
Павел Фельдман, генеральный продюсер Human Creative Production.

Драматургическая линия всего спектакля заключается в битве стрит-арт-художников с суровым ЖКХ «Хронос», которое не только стремится закрасить стены города, уничтожая граффити, но и символизирует собой время, так же безжалостно стирающее память и воспоминания. Современные стрит-художники словно обращаются за помощью к поэтам Серебряного века и советским новаторам. Зритель же не занимает пассивную позицию, просто рассматривая происходящее на экране смартфона — на каждом этапе он проходит испытания в дополненной реальности, тем самым помогая художникам бороться с «Хроносом».

Ещё по теме:


Художники и участники проекта Urban.Moskva

Диджитал-спектакль Urban.Moskva — это виртуальная история на стыке реального и цифрового миров, которую создали режиссёр и креативная команда проекта. А драматург Михаил Дегтярёв придумал, как облечь эту идею в текст и выстроить драматургическую линию вокруг этой концепции, которая бы не перетягивала на себя одеяло, а стала бы рамкой для раскрытия трёх составляющих: уличного искусства, поэзии Серебряного века и опыта в дополненной реальности. Сложность любого проекта подобного рода — это синхронизация идеи с техническими возможностями, которая не всегда успешно реализуется. Но в данном случае создателям мобильного спектакля Urban.Moskva это удалось. 

«Уличное искусство, рэп и Серебряный век объединяет фигура художника — неважно, поэта, скульптора или живописца. Всё это — равноценные виды искусства, чьи намерения и дух соответствует друг другу, несмотря на разницу во времени», —
Михаил Дегтярев, драматург проекта.

Спектакль Urban.Moskva представляет работы уличных художников с их индивидуальными концепциями андеграундного движения. За выбор произведений стрит-артистов отвечал арт-куратор проекта Михаил Огер.

«Работы объединяет как органичность, с которой они вплетены в городскую среду, так и сквозящая через каждую из них метафоричность — ведь каждый из арт-объектов несёт в себе важный смысл, погружает нас в метаконтекст на разных уровнях», —
Михаил Огер, автор идеи и арт-куратор проекта.

Польская художница NeSpoon представлена своими кружевными фракталами, трансформирующими привычное городское пространство. Каменная работа стрит-артиста и скульптора Жени Оззика (0331c) своей тяжеловесной мощью убедительно свидетельствует о намерении художника оставить след в мире искусства на века. 

Авангардная работа Кирилла Кто — его сказочная лестница Самолазка, легко узнаваемая на московских улицах. Автор считает персонажа разведчиком, который «с боем пробивает дорогу, не всё доводит до конца, многое только нащупывает, но своими розыскными мероприятиями способствует расширению зон присутствия искусства, помогая другим художникам». Самолазка представляет собой некое сказочное существо, которое может как забраться куда-то само, так и послужить мостиком для последующих поколений исследователей, тех, кто придёт следом за ней.

Работа команды художников-муралистов Zuk Club стихограмма «АЯ» — это увеличенная реплика произведения основоположника московского концептуализма, поэта и художника Дмитрия Пригова. Мурал находится на стене одного из домов района Беляево, где жил и работал легендарный концептуалист. 

Беляево стало ключевым местом вдохновения и для другой работы, представленной в спектакле — «Бульдозера» Миши Most. Это инсталляция, посвящённая неофициальной экспозиции советских художников-нонконформистов 1974 года. Выставка проходила в Москве на пересечении улиц Профсоюзной и Островитянова и была уничтожена бульдозерами и коммунальной спецтехникой, выведенной властями на место проведения несанкционированного вернисажа.

Ещё по теме:


Синтез искусств, технологий и смыслов в проекте Urban.Moskva

«Проект, о котором мы говорим, это не просто развлекательный контент. Он имеет эстетическую и огромную социальную ценность, потому что высвобождает неиспользованные и исключительные возможности восприятия новой городской среды, многообразия уличного искусства, поэзии Серебряного века и свободного самовыражения через философию и эстетику хип-хопа», — 
Павел Фельдман.

Серебряный век — это период в истории российской поэзии, условно датируемый концом 19-го – началом 20-го веков. Это эпоха переосмысления культурных стереотипов, которая стала следствием глубокого кризиса и пересмотра моральных ценностей общества. Для этого периода характерно превознесение технического прогресса, как основной перспективы будущего. Искусству же отводилась роль средства познания мира.

Поэзия Серебряного века демонстрирует историческую преемственность современного протестного движения и объединяет общим смыслом андеграундные работы, представленные в спектакле Urban.Moskva. Стихи классиков — Цветаевой, Хлебникова, Каменского, Сологуба, Белого — сопровождают демонстрацию стрит-арт произведений и связывают художников прошлого и настоящего.

Уличный речитатив Лигалайза, затрагивающий социальную тематику, также стал частью концепции цифрового представления. Специально для спектакля рэпер создал новую версию своего трека «Моя Москва».

«Одна из целей искусства — вызвать у человека ответную реакцию, разбудить переживание и заставить работать мысль, а для этого нужно создать новое повествование вокруг каждой конкретной проблемы, воздействуя на матрицу перформативного и визуального языка при помощи инновационных технологий», — 
Павел Фельдман.

 

Вдохновение российским андерграундным движением и протестным духом стрит-арта

В 70-е годы Советском Союзе появился феномен художников-нонконформистов — авторов, которые не желали иметь ничего общего с официальным искусством. Вновь мы видим изменение культурных и эстетических кодов, болезненную ломку стереотипов поведения. Но работы нонконформистов не могли выставляться на академических выставках в музеях и галереях. 

Поэтому «Бульдозерная выставка» имела не столько художественную ценность, сколько идеологическую — выбить себе место, заявить о себе. В 1974 году неофициальная культура вышла из подполья. Результатом этой акции стало официальное признание права художника работать в собственном формате и выставлять свои работы. 

«Это была социальная акция. Это было попыткой отстоять место свободного существования художника. Право выставляться имеет такое же значение для всей большой культуры, как и просто спокойно выставленная, никем не замечаемая картина», —
Дмитрий Пригов в интервью к 30-летию «Бульдозерной выставки».

Стрит-арт зародился как протестное молодёжное движение и поднимает социально-политические темы. Но художник не может игнорировать ни правила игры внутри художественного сообщества, ни механизмы рыночной экономики. Общество устроено так, что артист сам выбирает между возможностью творческой реализации и риском неконвенционального высказывания. Конечно, всегда будут отдельные авторы, которые превыше всего ценят адреналин создания неконформного искусства.

«Бунтарство и протест остаются на своём месте — молодёжь всегда кусает истеблишмент за пятки», — 
Михаил Огер.

Сегодня у передовых представителей уличного искусства имеются большие возможности для экспонирования — контракты с галереями, выставки на ведущих арт-ярмарках и аукционы современного искусства. Стрит-артист выставляется в институциях и имеет благодаря этому широкую аудиторию.

«Художники советского андерграунда, во-первых, существовали в системе действительно жесткого прессинга, их деятельность преследовалась. Сегодняшний уличный художник же никому особо, по-настоящему не мешает. И серьезных антагонистов (кроме тех самых коммунальных служб) у него нет. Во-вторых, ситуация с экспонированием. Если советские нонконформисты были лишены доступа к выставочным залам, вынуждены были устраивать квартирные или дачные выставки для узкого круга своих коллег и друзей, то сегодняшний автор, работающий на улице, наоборот, имеет самую широкую аудиторию, может быть, не такую качественную как элитарный круг ценителей, но широкую точно», —
Кирилл Кто.
«Большинство актуальных представителей жанра настолько востребованы, что в состоянии выбирать, в какие проекты вписываться, а в какие нет. По сути, наличие такого выбора — это и есть независимость», — 
Михаил Огер.

Например, Самолазка Кирилла Кто находится в пространстве стрит-арт-галереи «Графит». Этот арт-кластер создан под открытым небом как музей уличного искусства. Аналогичное пространство — «Музей стрит-арта» — существует в Санкт-Петербурге с 2013 года. Появление подобных локаций — это ответ на запрос общества на демаргинализацию стрит-культуры и свидетельство того, что передовые и успешные бренды видят перспективу в коллаборации с представителями арт-мира.

«Появление легальных площадок и согласованных рисунков прекрасно. В городах появляются места, где всегда можно посмотреть, сфотографировать работы. Самое важное в согласовании — это кураторская работа, чтобы правки, полученные художником от другой стороны, не привели к потере основного смысла работы. Во всем остальном не вижу никакой проблемы, легальные работы могут существовать в тандеме с нелегальными. Это, собственно, всегда и происходило», — 
Zuk Club.
«Искусство отправляет положительные сообщения напрямую в подсознание, способствует укреплению чувства безопасности и объединяет людей коллективной идентичностью. С его помощью можно создать профессиональный и стильный имидж компании, давая клиентам уверенность в том, что приобщение к данному бренду определяет его место в социуме», —
Павел Фельдман.
 Ещё по теме:


Технологическое будущее стрит-арта

Работы стрит-арт-художников недолговечны — иногда их существование длится всего несколько часов до того, как рисунок закрасят сотрудники коммунальных служб. Уличный артист творит, зная, что вскоре от его произведения останутся только фотографии в соцсетях. AR-технология переводит посмертную жизнь искусства в цифровом пространстве в новое качество.

«Работы на улицах, возможно, превращаются в своего рода служебные исходники для последующих уже цифровых изображений, функционирующих в виртуальной реальности», — 
Кирилл Кто.

Многие уличные художники начали создавать свои произведения сразу в цифровом виде, привязывая их к физическому миру через маркеры для приложений дополненной реальности. Артисты обозначают своё авторство с помощью тегов — визуальных объектов, маркирующих пространство. На стенах останутся только эти символы, которые будут проявлять виртуальные объекты в городских локациях через экраны смартфонов. AR-технология для стрит-арта — это возможность изменять общественное пространство легально и без вандализма.

«Материальная вселенная преобразуется и дополняется с помощью AR и других технологий, на неё накладываются цифровые данные и изображения. В необычном цифровом аудиоспектакле предлагается новая художественная парадигма культурного послания к современникам, готовым к революционным изменениям цивилизации. Нет сомнений, такое слияние физической и виртуальной реальности станет экономическим и созидательным катализатором, как для технологической индустрии, так и для сферы искусства», — 
Павел Фельдман.

Команда проекта Urban.Moskva стала одной из первых в России, предложивших пользователям уникальное соприкосновение с действительностью при помощи технологии дополненной реальности.

«Мы осмыслили и постигли алгоритмы, соединяющие и гармонично сочетающие в себе лучшее из цифрового и вещественного миров», — 
Павел Фельдман.
Ещё по теме:

 

Автор: Елена Сорока

Покупайте билеты через приложение – это выгодно и удобно
А для посетителей концертов удобные сервисы: инстаграм‑маски и AR, навигация, заказ из бара и другое
Продолжая пользоваться данным сайтом, вы принимаете пользовательское соглашение
Ок